FIFA Online 4 [CPP] RU+CIS



9 февраля 2021

Интервью с Реми Кабелла

Реми Кабелла

30-летний французский технарь Реми Кабелла, выступающий за «Краснодар», рассказал спецкору «Матч ТВ» в Испании о себе, о жизни и о футболе.

Реми — ртуть. Пришел на интервью, взглянул на вопросы, написанные на французском, изобразил лицом всю гамму чувств, поднял голову, увидел тренера по физподготовке Джона Филлипса, звонко окликнул: «Почему первый вопрос ко мне про тебя, Джон?!»

Час назад Джон заставлял Кабелла мерить рывками куски поля, при этом улыбался не только испытатель, но и испытуемый. Правда, с разными оттенками. А тут англичанин с французом обменялись мнениями на странной смеси языков, и хавбек «Краснодара» приступил к ответам.

— Что изменилось после прихода в команду Филлипса минувшей осенью?
— Здорово, что появился новый тренер по физподготовке. Это очень важно в сезоне, когда есть Лига чемпионов и Лига Европы. Джон крутой специалист с богатым опытом работы в Англии, Швеции и Азии, с чисто британским подходом к делу. Для команды это приобретение.

— Вы лидер на поле, в игре. А в раздевалке?
— Такова моя роль на поле — быть лидером в техническом плане. В этом смысл моих действий: вести игру, диктовать ее, это мне удается лучше всего. В раздевалке, наверно, тоже вхожу в круг лидеров, потому что люблю пообщаться с каждым, чтобы создать атмосферу. Перед матчами всегда обращаюсь к парням с небольшим напутствием, чтобы они чувствовали себя увереннее. Может, и пустяк, но такие вещи помогают выигрывать.

— Кто кроме вас авторитетен за пределами поля?
— Капитан Мартынович, всегда выступающий перед матчем. Смольников с его опытом, который любит и умеет высказаться. Ну, и любой, кому есть что сказать: Газинский вот, к примеру. Хорошо, когда в раздевалке несколько лидеров.

— Правда, что вы не любите жестких тренерских установок, потому что вам нужна свобода и импровизация, «веселье с мячом», как вы это назвали в одном из французских интервью?
— Чистая правда: я не большой поклонник жестких тренерских установок, но так или иначе обязан им подчиняться, потому что я часть команды. При этом нуждаюсь в свободе для импровизации, такова моя игра. Люблю повозиться с мячом, это часть моей натуры, хотел бы продолжать в том же ключе. В «Краснодаре» меня приняли именно таким, для этого и приглашали.

— Почему у вас всего четыре игры за сборную Франции, последняя из которых датирована 2014 годом? Тренеры не замечали? Или объективно недотягивали по уровню?
— Думаю, неплохо начал в сборной, не затерялся. Но национальная команда требует очень и очень высокого уровня. Видимо, мне чего-то не хватало. Но еще не конец, сборная пока не в прошлом. У меня кое-что получается показывать в «Краснодаре», демонстрирую хороший футбол. И продолжаю надеяться.

— Зато в сборной Корсики, выступающей на турнирах непризнанных государств, для вас всегда есть место.
— Эта команда для меня невероятно важна, она в моем сердце, потому что Корсика — моя земля. Играя в футбол под корсиканскими флагом, представляю свой народ, чувствую связь с ним. Очень ценю доверие земляков и готов биться за свою часть Франции, за свой остров, за свою страну — так бы я сказал про Корсику.

— У корсиканцев репутация гордых, независимых и воинственных людей. Почему так вышло?
— Мы прежде всего патриоты. Для нас Корсика фактически отдельное государство, родина, которой гордимся. Бойцы? Ну, таков наш характер. Никогда не будем другими.

— Самый известный корсиканец — Наполеон. Это что-нибудь значит для вас?
— Наполеон самый знаменитый, но для меня образец корсиканца это Паскаль Паоли, политик и полководец XVIII века, глава независимой Корсики, автор корсиканской конституции. Он жил в моем городе, в Аяччо.

— Какой из клубов, за которые играли, больше подходил вам по стилю? «Монпелье», «Ньюкасл», «Марсель», «Сент-Этьенн», «Краснодар»?
— Трудно выбрать какую-то одну из команд. В «Монпелье» я делал первые шаги, прогрессировал. «Ньюкасл» — там было немного сложно, в «Марселе» тоже не получилось. В «Сент-Этьенне» игралось просто супер, наслаждался тем периодом, уровень моей игры был очень и очень высоким. В «Краснодаре» тоже чувствую себя прекрасно. Правда, был травмирован, зато успел истосковаться по игре и удачно вернулся. Знаю, что могу играть еще лучше. И буду.

— Чем вам запомнился президент «Монпелье» Луи Николлен, кроме того, что в преклонном возрасте покрасил волосы в аномальный цвет?
— Для меня это особенный человек, мы очень дружили. Насчет покрашенной головы вам стоит знать: именно я это и сделал! Мы тогда были в Париже, выиграли чемпионат. Николлен обещал сменить имидж, и я ему помог, перекрасив босса в оранжево-синие цвета клуба.

— Почему президент был против вашего перехода в «Ньюкасл»?
— Считал, что заслуживаю выступать за команду получше и что английский чемпионат не подходит мне по стилю. Советовал выбрать другой клуб. Честно говоря, в чем-то оказался прав.

— Сергей Галицкий чем-то похож на Николлена?
— Очень, очень похож! Двух этих президентов обожают в своих городах. Галицкого ценят в Краснодаре за стадион, удивительный парк, обустройство всего вокруг, радующее краснодарцев и привлекающее людей из других городов. Просто нет слов, огромное уважение к этим людям. Такого президента, как Галицкий, встретишь не в каждом клубе. Как и Николлена. Оба — особенные.

— С кем из партнеров по «Краснодару» у вас сложились наиболее близкие отношения?
— С Урошем Спаичем. Он говорит по-французски, потому что выступал во Франции, а я успел поиграть там против него. Дальше — Вандерсон, он тоже знает язык, часто вместе проводим свободное время, обедаем. Еще назову Вильену, Рамиреса, Кайо, Смольникова, да и других русских. У меня со многими хорошие отношения.

— Есть с кем поговорить по-французски в городе, кроме пары партнеров?
— Пока не знаю таких.

— Что-то видели в Краснодаре, кроме базы?
— Прежде всего стадион. Это нечто монструозное в хорошем смысле. Про парк уже говорил, гуляю там и считаю невероятным. Но вообще Краснодар город хороший. По выходным бросаю машину, много езжу на велосипеде. Красиво!

— Купались в Черном море? Напоминает Лазурный берег или Корсику?
— Пока не было возможности сравнить. Надеюсь окунуться ближайшим летом, когда доиграем чемпионат.

— Знаете, что в Черном море нет морских ежей?
— Не знал. На Корсике их хватает. Тем более стоит искупаться в вашем море.

— Вы играли за клубы, у которых фанатичные болельщики. В Краснодаре болеют более спокойно?
— В Марселе, Сент-Этьенне и Ньюкасле фанаты действительно очень страстные. Эта публика живет жизнью своих клубов, своя команда для нее нечто большее, чем просто привязанность, в фанатских душах команде отведено особое место. В Краснодаре таких болельщиков поменьше, здесь футбол еще не на 100 процентов подчинил себе тысячи людей. Однако меня часто узнают в городе. Оглядываются, иногда просят сфотографироваться. Ведут себя при этом уважительно и вежливо.

— Какого блюда французской кухни вам не хватает на Кубани?
— В краснодарских ресторанах есть все, что я люблю. Порой хочется разве что французских конфет. Аналогов в России пока не нашел.

— Андре Виллаш-Боаш больше не тренер «Марселя». Вы на чьей стороне?
— Про португальца слышал много хороших отзывов от людей, с которыми или против которых играл. Например, от Смольникова. Если клуб и тренер расстались на фоне взаимного недовольства, значит, у Виллаш-Боаша не было того, что ему требовалось для нормальной работы, какие-то условия его не устраивали. Думаю, его уход благо в том числе и для самого Андре. «Марсель» очень сложный клуб, необходимо совпадение многих нюансов, чтобы там освоиться. Для этого тренеру нужен весь набор полномочий. Андре не первый, у кого не получилось в «Марселе». Вообще завершение тренерской работы в клубе крайне редко бывает столь же успешным, сколь и начало.

— В вашем «Аяччо» играл Дмитрий Ананко, в «Сент-Этьенне» — Александр Панов, в «Марселе» — Дмитрий Сычев. Слышали про таких?
— Дмит-ри Сы-чев, ла-ла-ла-ла-ла-ла-ла-ла! Это же тот нападающий? Играл за «Марсель»? Слышал песни о нем, а вот об Ананко и Панове не знаю.

— Ваша карьера пересекалась с Роланом Курбисом? Что думаете о нем как о тренере и как о человеке, севшем в тюрьму за отмывание денег?
— С Курбисом связаны приятные воспоминания. Мне кажется, он понимал меня лучше всех. Речь про игру, конечно, про тренировки. Давал мне невероятную свободу на поле, это позволяло развиваться. Очень ценю Курбиса. А насчет отмывания денег я не в курсе.

— Футбол во Франции считается более зрелищным, чем в России. Почему? Русские не хотят играть красиво?
— Это зависит от того, какому футболу учат в детских командах. Во Франции играют получше, соглашусь. Но это не значит, что русские не хотят играть красиво. Они играют хорошо, более того — все лучше и лучше. Вообще в футболе часто приходится выбирать: созидать, владеть мячом — или возводить оборону, играть на результат. Мне ближе первое, конечно. Для меня футбол заключается именно в креативе.

— Ваша техника от рождения или от тренировок?
— Думаю, я с ней родился. Но потом совершенствовал, смотрел много видео, повторял отдельные движения, например, Роналдо или Неймара. Постоянно стучал мячом в стену, чтобы натренировать контроль, передачу, удар.

— Переходя в «Краснодар», вы наверняка слышали голоса критиков: «Кабелла уничтожает свою карьеру». Что сейчас ответите тем людям?
— Никогда не считал, что погублю здесь свою карьеру. Напротив, приехал в Краснодар, потому что это тоже европейский город, слышал о нем хорошее. Мне показывали на видео, как играет моя нынешняя команда. Был уверен, что еду не в глушь, не пускаюсь в авантюру. Да, не повезло с травмой и длительным лечением в разгар квалификации Лиги чемпионов, но когда поправился, сделал все, чтобы снова много играть. И пока получается. Мы вошли в историю города, сыграв в Лиге чемпионов, этого уже достаточно для гордости. Но мы не закончили: впереди Лига Европы.

— Вы выражали желание стать участником реалити-шоу про корсиканцев, снимались в клипе рэпера JUL. Считаете, у вас есть актерские данные?
— Насчет шоу шутил. В нем самом тоже можно шутить, это и зацепило. А вот про участие в клипе JUL — правда. Мы дружим, он для меня номер один во французском рэпе. Съемка прошла очень круто.

— Ваша техника от рождения или от тренировок?
— Думаю, я с ней родился. Но потом совершенствовал, смотрел много видео, повторял отдельные движения, например, Роналдо или Неймара. Постоянно стучал мячом в стену, чтобы натренировать контроль, передачу, удар.

— Переходя в «Краснодар», вы наверняка слышали голоса критиков: «Кабелла уничтожает свою карьеру». Что сейчас ответите тем людям?
— Никогда не считал, что погублю здесь свою карьеру. Напротив, приехал в Краснодар, потому что это тоже европейский город, слышал о нем хорошее. Мне показывали на видео, как играет моя нынешняя команда. Был уверен, что еду не в глушь, не пускаюсь в авантюру. Да, не повезло с травмой и длительным лечением в разгар квалификации Лиги чемпионов, но когда поправился, сделал все, чтобы снова много играть. И пока получается. Мы вошли в историю города, сыграв в Лиге чемпионов, этого уже достаточно для гордости. Но мы не закончили: впереди Лига Европы.

— Вы выражали желание стать участником реалити-шоу про корсиканцев, снимались в клипе рэпера JUL. Считаете, у вас есть актерские данные?
— Насчет шоу шутил. В нем самом тоже можно шутить, это и зацепило. А вот про участие в клипе JUL — правда. Мы дружим, он для меня номер один во французском рэпе. Съемка прошла очень круто.



----------
Источник: matchtv.ru